Тайна, которую танцуют двое

Автор baklashoff.

Журнал "R36 Мегаполис" №7 (12) июль-август 2012

От поединка к диалогу
Мало кто знает, но изначально танго — мужской танец. Это была своего рода дуэль, соревнование за женщину, которая отдавала предпочтение самому ловкому и грациозному танцору. Позднее танго становится парным танцем, появляются различные направления, например, популярное сегодня бальное или тангошоу. Но правила остались неизменны: мужчина ведет, дама следует.
«Партнер решает больше задач: он следит за ситуацией на танцполе, придумывает танец (ведь танго невозможно выучить — это всегда импровизация!), заботится о партнерше, — рассказывает руководитель клуба аргентинского танго "Дон Милонгеро" Дмитрий Баклашов. — Женщина же должна слушать свое тело и тело партнера, чувствовать музыку и следовать за движениями мужчины». Умение слушать и говорить на языке движений — основа танго. Не зря его называют социальным танцем.
«Танго — это общение. Как с самим собой, так и с партнером, — продолжает Дмитрий Баклашов. — Это попытка двух совершенно разных людей сделать чтото общее. И они начинают творить. Только сообща, вместе у них получается танец. Это некое приключение, это роман — роман длиною в песню».
Родина танго — Аргентина. В середине XIX века вокруг молодого БуэносАйреса образовались жилые пригороды, которые заселили приехавшие из глубинки крестьяне и эмигранты. Национальные мелодии и культурные традиции смешивались, создавая новые ритмы и формы. «Соединение народных основ» — так окрестил танго художник Сантьяго Когорно.

Вторая жизнь
Триумфальное шествие по миру танго начало не из БуэносАйреса, а из Парижа. Однако власти многих стран не раз выступали против откровенного танца. Например, Папа Пий Х высказался против нового танца, а австрийский император запретил солдатам танцевать его в военной форме. В 1914 году в России вышел указ министра народного просвещения, запрещающий в учебных заведения страны само упоминание о «вошедшем в большое распространение танце под названием танго».
Пик популярности танца приходится на 40е годы XX века. Однако после установления в Аргентине военной диктатуры танго всячески преследовалось и долгие десятилетия находилось под запретом. В 60е, столкнувшись с новыми формами попмузыки, оно перешло в разряд «классики», к которой относились скорее с уважением, чем с наслаждением и страстью.
«Ренессанс танго в мире приходится на конец 80х — начало 90х годов прошлого столетия, — рассказывает Дмитрий Баклашов. — В конце 90х увлеченность танцем докатилась и до России. Появились первые школы в Москве и СанктПетербурге. А вскоре танго пришло и в Воронеж».
Сегодня в городе работают четыре школы аргентинского танго, у нас проходит международный фестиваль Noches de luna, проводят мастерклассы маэстро танго с мировым именем. Так, весной Воронеж посетил яркий представитель молодого тангопоколения Сильвио Гранд. «Всем спасибо. Визит на воронежскую землю Сильвио Гранда получился насыщенным, полезным, ярким и, надеемся, запоминающимся. Маэстро понравился участникам семинара простым и ясным объяснением уроков, своей тактичностью, обаянием и коммуникабельностью», — отметил в своем блоге мой собеседник.
Все популярнее становятся вечера танго, или милонги. С 2009 года Воронеж подхватил традицию и стал проводить милонги под открытым небом, например, в парке «Орленок» и за зданием областного правительства. «Надеюсь, что подобными вечерами мы вносим вклад в формирование городской культуры, — делится тангеро Дмитрий Баклашов. — В парках должны танцевать люди и должна звучать красивая музыка!»

Танцуют все!
«Танго — универсальный танец. Здесь не может быть ограничений. Единственное требование — любить музыку танго, которую называют золотой музыкой прошлого века. Как правило, люди, чье сердце не трогают эти ритмы, в танго долго не задерживаются — они уходят в другие танцевальные направления. Но тот, кто его распробовал и полюбил, останется верным навсегда», — уверен Дмитрий Баклашов.
В каждом городе, как говорят мастера танго, своя специфика в исполнении танго. Особенно это чувствуется в городах, где направление популярно, но еще нет такого количества школ, как в столице. «Во многом это зависит от лидера клуба или школы, — объясняет Дмитрий Баклашов. — Одни любят внешную, эстрадную, сторону танго. Другие же — внутреннюю, чувственную».
А для большинства россиян, как отметил Сильвио Гранд, свойственна особая старательность и увлеченность процессом обучения — даже больше, чем желание достичь какихто конкретных результатов.
Сегодня в Воронеже порядка сотни любителей танго. Они танцуют в самых разных местах (от специальных сцен до парков), поддерживают главные мероприятия города и, безусловно, делают его культурную жизнь разнообразнее и увлекательнее.

Нина Селиванова

Logo Don Milonguero