Танцуй, пока лето

Автор baklashoff.

Журнал "Огонёк"  №29 (5238), 23.07.2012

http://www.kommersant.ru/doc-y/1985753

Еще недавно танцы под открытым небом в парке Горького были столичной новостью. Сейчас опен-эйры, или, говоря по-научному, социальные танцы,— новая мода в российских городах. О том, как танцуют в Воронеже, рассказывает корреспондент "Огонька"

Аргентинское танго здесь танцуют прямо под окнами обладминистрации. Никакого вызова тут нет — просто место удобное и красивое. Только один раз из администрации вышел охранник и попросил сделать музыку потише — у губернатора совещание. Танго зрелого чувства "Подсадил" воронежцев на танго бывший электрик, менеджер и летчик, а ныне дизайнер, журналист и путешественник Дмитрий Баклашов. Повредив ногу в очередном путешествии, он решил заняться танцами. Прихрамывая и опираясь на палочку, пошел вместе с женой по клубам — танец выбирали по душе. Остановились на аргентинском танго — танце, как говорит Дмитрий, зрелых чувств. Собрав друзей, пошел в парк "Орленок", там поставил на асфальт старый магнитофон, подключил к нему маленький, размером со спичечный коробок, mp3-плеер и заглушил играющую в парке попсу аргентинскими ритмами. С тех пор стали проходить бесплатные уличные милонги. Да-да, раньше это патриархально называлось "танцы в парке культуры и отдыха", потом возник жесткий термин "дискотека", а теперь вот милое слово — "милонга". Что значит: и танцуешь, и учишься одновременно. Сначала супруги ездили на мастер-классы в Москву, а потом уже начали и других обучать, создали клуб "Дон Милонгеро". Первое время, если танцевали три пары, был уже праздник. Милиция молча наблюдала со стороны. Народу становилось все больше, и вот в поисках удобной площадки любители танго переместились под окна администрации. Вышли, включили музыку, станцевали, и вдруг откуда-то сверху раздались аплодисменты: оказалось, рабочие на крыше все это время наблюдали. Как оказалось, не только рабочие. Прошлым летом "муниципальный служащий", как представилась Екатерина Несмачко, проходила мимо. Заинтересовалась. "В общем, села на лавочке поближе, посмотрела и поняла — хочу танцевать. А если бы не увидела на улице, наверное, не узнала, что есть такое счастье". За пару лет аргентинское танго в Воронеже стало местной достопримечательностью. "К нам сначала относились как к городским сумасшедшим. Мы с женой в минуты отчаяния даже думали: а может, бросить все? А потом пару раз слышали: "Воронеж? Да, знаем. Там танго на улицах танцуют". Как-то москвич позвонил: "Я в командировке — где у вас тут танцуют?" Как после этого бросишь? Мы стали частью городского ландшафта". — Уличные танцы — это не бизнес, на них еще никто не заработал,— рассказывает Дмитрий.— У нас людей загоняют в квартиры, парков становится все меньше — застраивают. Но даже молодежь говорит: "Надоело за компом". Сейчас люди проводят время в соцсетях или торговых центрах. А мы зовем людей общаться, на улицы. Мы с женой очень любим Харьков, часто туда ездим. Там, готовясь к чемпионату Европы по футболу, построили заодно и эстраду для танцев в виде морской ракушки. И теперь каждую пятницу там танцуют танго. Я там диджеил — так здорово! Куда бы воткнуться Кубинскую сальсу в Воронеж завезли только в этом году. Сергей Кафка сначала отплясывал ее в Питере, а потом в Волгограде, а Дарья Лазарева — в Москве. Встретились они в Воронеже — он приехал работать, она вернулась в родной город после пятилетней учебы — переглянулись: "Как? Здесь нет социальных танцев?" и бегом на улицу — искать розетку. Что для театра вешалка, то для социального танца — розетка. Это в Москве или Питере, где народ уже приобщился к уличным танцам, каждый ходит со своим генератором, а в Воронеже пока по старинке — ищут, куда бы воткнуться. Ребятам сразу же приглянулась Адмиралтейская площадь на набережной: красивое, открытое место. Здесь когда-то была Немецкая слобода — Петр I строил первые в России корабли. Главное розетку найти, хозяева электроточек к танцам поначалу отнеслись прохладно. Поэтому возникла альтернативная стратегия: подогнать машину, врубить музыку, открыть двери — и айда налаживать социальные связи! Первых танцоров для сальсы Кафка и Лазарева нашли в "Доне Милонгеро" — попросились к ним "под крыло" и стали проводить занятия в том же зале. Лета ждали с нетерпением — быстрей бы на улицу. Сальса, между прочим, это еще и разновидность соуса из смеси овощей и фруктов с добавлением перца чили. Такой перчинкой стали восемь студентов-доминиканцев, которые, прознав, что в городе появились поклонники латиноамериканского танца, тут же примкнули к ним и показали местным, что такое настоящая бачата — танец Доминиканской республики. Сергей говорит: "Для парней футбол и пиво — сейчас уже не модно. На улице всегда собирается много зевак. Общее внимание подстегивает. "Ах, какой я молодец!" — вот чувство, которое ведет танцора". На языке племени Помыкавшись пять лет по закоулкам, в этом году из подполья на свежий воздух вышло "племя" женщин. Были бы деньги, может быть, сидели в арендованном зале. Собственно, трайбл ("племенные танцы" с американского) в Воронеже — это Лена Паневина и еще с десяток девушек. Пышные юбки для танцев а-ля фламенко и индийские чоли шьют сами или заказывают. Вообще, трайбл — направление для тех, кому не нравятся ограничения,— тут можно все. Любые костюмы, любые движения, а отплясывать можно хоть, условно говоря, под стук молотка. Главное — импровизировать. Танцевать можно в любом городе. Так и делают: за свой счет арендуют машину и едут в соседний Липецк — отплясывать на дне рождения местных племен, которых тут целых два: венеды (когда-то такое племя действительно существовало) и арабески. А потом венеды едут в Воронеж, но уже на автобусе, в Липецке племенные танцы дольше существуют, и людей там больше. К импровизации нужно тщательно готовиться — без серьезных тренировок не обойтись. "Нам двух часов не хватает. Делаем полноценную тренировку: разминка, растяжка, ритмика, сценические упражнения",— раскрывает секреты импровизации Лена Паневина. "Танцы на улице — это здорово! — продолжает она.— Это же терапия: раскрепощение, избавление от страха". Но избавиться от страха удается не всем. Одна из танцовщиц работает в госструктуре и боится танцевать публично: начальница не одобряет, она ей даже на велосипеде запретила ездить. Свадебный танец Все без исключения уличные танцоры жалуются на две беды: розетки и шпана с пивом. Первых — нет, вторых — слишком много. Тем, кто давно освоил городское пространство, как "Дон Милонгеро", уже хочется большего — хорошей площадки, света, музыки. Пока что светом им служат уличные фонари и расставленные по всему периметру танцевальной площадки маленькие свечки. Главный трайболист Лена Паневина и тренеры по сальсе лелеют надежду, что власти обратят на них внимание — ведь, когда люди танцуют, они уже не натворят плохих дел. "А чтобы привлечь массы, нужен хороший звук, а значит, дорогая аппаратура. Нужно, чтобы было, где посидеть,— говорит Лена.— Мы-то и так выйдем танцевать. Но таких, как мы,— немного". Сама Лена во время занятия бегает от девушки к девушке с прикрепленной к груди маленькой колонкой, чтобы каждая слышала музыку. "Идите к нам!" — зазывают поклонники сальсы прохожих. Но молодоженам Лене и Сергею, кажется, никто не нужен: на набережной они разучивают свадебный танец. Танцуют, целуются, целуются и танцуют. "Мы оба с детства занимаемся танцами и на свадьбе решили показать не банальный вальс, а что-то необычное". Уже четыре танцевальные пары в этом году играют свадьбы. Все они подготовили к празднику свои номера. "Мы в гостях познакомились, потом она меня "В контакте" нашла, написала, что с подругой пойдет на танго и есть лишний билетик,— вспоминает, как закрутился роман с будущей женой Олей, 24-летний нейрохирург Олег Цокало.— А я с детства мечтал танцевать аргентинское танго, но одному идти было как-то неловко, все-таки взрослый человек. Поэтому, конечно, сразу согласился. Пришел, встал с ней в пару. В танго обязательно надо партнера менять, а мы этого не делали. Так полтора года и протанцевали". 

Танцующих в Воронеже становится все больше. В этом году на улицы вышло множество молодых людей, которые занимаются контактной импровизацией. Одни прохожие говорят: "Дурачатся ребята". И пока только немногие знают, что это искусство быть вместе.

Юлия Репринцева, Воронеж

Logo Don Milonguero